English only, или Визитки вне закона

11 апреля 2013 года Объектом внимания канадского комиссара по проблемам официальных языков Грэма Фрейзера в очередной раз стал министр, на этот раз – министр иностранных дел и международной торговли Джон Бэрд. Ранее обвинения в нарушении языкового законодательства предъявлялись его коллеге — министру международного развития и кооперации  Джулиану Фантино. В настоящий момент ведется расследование по поводу постановления Фантино, которым он обязал своих подчиненных высылать ему корреспонденцию на проверку исключительно на английском языке. Кроме того, был опубликован отчет Фрейзера, в котором сообщается, что Министерство иностранных дел и международной торговли нарушило Федеральный закон о языках, поскольку текст визитных карточек Джона Бэрда не был продублирован по-французски. По заказу Бэрда были сделаны и двуязычные визитки – которые, согласно отчету Фрейзера,  также нарушают положения Закона об официальных языках Канады и положения о государственной символике, включенные в федеральную программу по распространению английского и французского языков среди населения страны. «Использование двуязычных визитных карточек лишь в особых случаях не способствует распространению двуязычия в Канаде и за рубежом, а также не соответствует понятию равенства английского и французского языков, закрепленному в Законе об официальных языках», – сказано в отчете Фрейзера от 4 апреля. В этом же отчете министерству рекомендуется решить проблему до конца сентября. Визитные карточки Бэрда впервые привлекли к себе внимание общественности в сентябре 2011 года, когда информационное агентство Canadian Press опубликовало документы, подтверждающие, что Бэрд попросил убрать со своих визиток официальный логотип Канады, а герб напечатать золотой краской. В министерстве все эти обвинения назвали «дешевой политической игрой», которую ведут СМИ и оппозиция. По мнению переводчика Айвона Година, в кабинете премьер-министра Стивена Харпера есть чиновники, которые в открытую насмехаются над законом о языках и соблюдают его только по принуждению. «Бэрда совершенно не волнует этот закон. Думаю, настал тот момент, когда премьер-министр должен призвать членов своего кабинета к порядку и попросить их соблюдать Закон об официальных языках, действующий уже более 40 лет», – говорит Годин. Закон об официальных языках Канады был принят с целью защиты прав как англоязычных, так и франкоязычных граждан. Согласно ему, любой гражданин Канады имеет право обращаться к сотрудникам государственных учреждений на любом из двух официальных языков. В свою очередь, госслужащие вправе использовать в работе удобный для них язык. Пресс-секретарь Бэрда рассказал, что министр активно отстаивал интересы Канады во время своих недавних поездок по азиатским странам, и добавил, что все канадцы могут этим гордиться – вне зависимости от языка, на котором они говорят. Тем временем другой обвиняемый, министр Фантино, заявил, что его постановление об использовании Агентством по проблемам международного развития исключительно английского языка не относится к исходящей корреспонденции. Кстати говоря, само это постановление всплыло на свет вследствие утечки информации из правительственной электронной почты. «Я издал постановление исключительно для того, чтобы было проще проверять образцы писем. И наше агентство, и я лично уважаем закон и ведем переписку с гражданами на обоих официальных языках, – говорит Фантино. – Мы лишь попросили, чтобы письма, составленные на французском, существовали и в английской версии: ведь только так мы можем обеспечить их доскональную проверку». В электронных письмах министерства, на которые ссылается Canadian Press, указано, что постановление Фантино было опубликовано в июле 2012 года, через неделю оно было отменено, а в феврале 2013 года повторно вступило в силу. Отмечается и то, что постановление относилось ко всей исходящей корреспонденции. Фантино обвинил Canadian Press в искажении фрагмента внутренней переписки министерства, однако отказался предоставить копию электронного письма для подкрепления своего обвинения. «В полном тексте письма говорилось: «Я хотел бы напомнить, что вся корреспонденция, подписанная министром, должна направляться на проверку на английском языке», – пояснил Фантино. После ознакомления с корреспонденцией министерства Годин не верит  оправданиям Фантино. В то же время он отказался публиковать документы агентства под тем предлогом, что сейчас этим должен заниматься Фрейзер. Ну, а сотрудники Фрейзера заявили, что расследование пока находится на предварительной стадии. В администрации Фантино пояснили, что министр предпочитает вести свою личную переписку на английском языке лишь по той причине, что он не владеет французским в достаточной степени, – а это допускается законом о языках.