Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Судебные переводчики: не все безоблачно и в Стране восходящего солнца

24 сентября 2013 года

По мнению представителя Федерации ассоциаций адвокатов Японии (ФААЯ), введенная 4 года назад система работы народных заседателей лишь усугубила и без того напряженные условия работы судебных переводчиков, которые уже настолько устали от существующего положения дел, что крайне плохо готовятся к работе и часто допускают ошибки.

«После введения системы народных заседателей к нам поступило огромное количество жалоб от судебных переводчиков, – сообщила Акико Курибаяси, адвокат из г. Осака. – Они недовольны тем, что никто не замечает, насколько им сложно работать, а СМИ гораздо больше интересуются тем, как непрофессиональные судьи смогут использовать личный опыт при ведении судебных дел».

По инициативе Курибаяси и ее единомышленников руководство ФААЯ в прошлом месяце обратилось с жалобой в Верховный суд, Генеральную прокуратуру и Министерство юстиции с просьбой исправить сложившуюся ситуацию в кратчайшие сроки.

По мнению специалистов, за 4 года, прошедшие с момента введения системы, ухудшились условия работы не только переводчиков, являющихся гражданами Японии, но и переводчиков-иностранцев (их услугами обычно пользуются ответчики, испытывающие трудности при общении на японском языке).

Из уважения к народным заседателям, которые для участия в рассмотрении дел вынуждены отпрашиваться с работы, разбирательства проходят в ускоренном режиме. Такая мера предусмотрена для того, чтобы участники процесса смогли как можно скорее вернуться к своим повседневным обязанностям и заботам.

В результате у переводчиков почти не остается времени на подготовку, говорит Курибаяси, а ведь хорошая подготовка – залог высокого качества перевода, т.к. в ходе каждого разбирательства переводчикам приходится пропускать через себя огромное количество информации, в том числе специальных юридических формулировок.

Заседания теперь занимают намного больше времени. Так, одно заседание может длиться целый день. А в таких условиях переводчикам крайне сложно всегда оставаться внимательными.

«В суде очень трудно обеспечить точный перевод слов ответчиков», – считает Курибаяси.

Создавшуюся ситуацию давно пора взять под контроль, т.к. постоянно поступают жалобы на плохую подготовку переводчиков, непонятную систему выплаты гонораров и, прежде всего, на отсутствие строго установленной процедуры подбора кадров.

В окружном суде Токио репортерам газеты «Джапан Таймс» рассказали, что претенденты на должности судебных переводчиков сначала должны посетить несколько судебных разбирательств, чтобы воочию понаблюдать за процессом перевода в суде, а затем – изложить свои впечатления в отчете.

Некоторых из них впоследствии приглашают на собеседование, в ходе которого сотрудники суда оценивают «искренность, целеустремленность, беспристрастность и компетентность» таких претендентов. Но о том, как именно оцениваются вышеперечисленные качества, ничего не было сказано.

Со своей стороны Курибаяси отметила, что на данный момент не существует какой-либо системы аккредитации для проверки навыков будущих судебных переводчиков.

«Мы сотрудничали с переводчиками-иностранцами, которые блестяще справлялись с работой лишь потому, что они состоят в браке с гражданами Японии и владеют двумя языками в объеме, необходимом для повседневного общения», – говорит Курибаяси.

Поэтому первым пунктом в жалобе юристов значится организация стандартной процедуры тестирования претендентов. Кроме того, юристы предлагают делить переводчиков, прошедших тест, на группы в соответствии с результатами и направлять их на разбирательства с учетом уровня сложности.

В своей жалобе юристы потребовали обнародовать все тонкости процедуры начисления заработной платы. По словам Курибаяси, в настоящее время переводчики почти ничего об этом не знают. Им известно лишь то, что сумма полностью зависит от решения суда. Таким образом, некоторые специалисты считают, что они получают слишком мало за свою сложную работу в условиях колоссального психологического давления.

В окружном суде Токио нам сообщили, что «стандартные суммы заработной платы переводчиков не установлены», поэтому переводчик получает «такую сумму, которую суд считает подходящей».

Решение зависит от таких факторов, как «язык, с которым работает переводчик», «степень сложности разбирательства» и «признание или непризнание ответчиком своей вины».

При этом ни слова не было сказано о том, как влияет качество перевода на уровень заработной платы – и влияет ли вообще…

Эта проблема – далеко не последняя… Гонорары переводчиков очень скромные, говорит Курибаяси, цитируя старую шутку о том, что это «всего лишь работа на общественных началах».

Изначально предполагалось, что судебные переводчики будут объединяться в группы и работать по очереди. Однако разделение фронта работ подразумевает уменьшение и без того скромного гонорара, поэтому многие работают без напарников, говорит Курибаяси. Зарабатывая на жизнь переводами в суде, сложно свести концы с концами, поэтому у многих эта работа – не единственная. При этом высокооплачиваемые профессиональные переводчики, которые постоянно участвуют в работе крупных международных конференций, не оформлены судебными переводчиками.

На обращение «Джапан Таймс» Верховный суд ответил письменным заявлением, в котором еще раз подчеркнул свое мнение:  «процесс сотрудничества судов с переводчиками не нуждается в каких-либо изменениях».

«Мы будем продолжать бороться за более достойное отношение к судебным переводчикам, – говорит Курибаяси, отметив при этом, что дальнейшие меры еще не обдуманы. – Мы переживаем, прежде всего, потому, что если мы никак не поможем уставшим переводчикам, совершенно не заслуживающим подобного отношения, то основные права ответчиков-иностранцев окажутся под угрозой. А защита их прав – наша первоочередная задача».