Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Язык, на котором вы говорите или c которого переводите, может влиять на ваше благосостояние

11 августа 2015 года

Когда мы учились в университете на переводческом факультете, мы замечали, что студенты кафедры английского языка отличаются от студентов кафедры немецкого языка или, например, французской кафедры. Более того, к концу четвертого курса мы со смехом отмечали, что язык накладывает культурологический отпечаток на будущих переводчиков в соответствии с изучаемым ими языком. Сейчас, по прошествии более 15 лет, смотря на то, как кто устроил свою жизнь, прослеживается закономерность опосредованного влияния изучаемого языка не только на поведение, но и на финансовую судьбу. Как оказалось, такому феномену есть научное объяснение.

Зачастую главным препятствием на пути к богатству становимся мы сами. Но есть и еще один, неподвластный  нам, важный фактор  – язык, на котором мы говорим или с которого профессионально переводим.

К такому заключению пришел Кит Чен, специалист по поведенческой экономике и профессор экономики в высшем учебном заведении UCLA Anderson School of Management. Результаты своего исследования он представил в 2012 году на конференции TED Talk.

Ученого заинтересовали радикальные различия в способах ведения бизнеса в 34 странах, находящихся под наблюдением Организации экономического сотрудничества и развития  (Organization for Economic Cooperation and Development, OECD).  Притом, что между самыми богатыми и развитыми промышленными странами есть много общего, нормы сбережений  (представленные в этом материале в процентном эквиваленте валового внутреннего продукта) в них существенно различаются.

В одну группу Кит Чен включает такие страны, как Люксембург и Южная Корея, жители которых ежегодно увеличивают свой общий доход на четверть валового внутреннего продукта. А вот, например, жители Греции с трудом достигают отметки чуть более 10% от валового внутреннего продукта. США и Великобритания преуспели в деле сбережений не многим больше Греции.

Чен выдвинул гипотезу, что эти различия могут быть как-то связаны с языком.

Языки могут быть как «перспективными» (futured), так и «бесперспективными» (futureless), считает ученый. Разговаривая на бесперспективном языке, вы выражаете будущее так же, как и настоящее; и, наоборот, в перспективных языках форма подачи будущего времени сильно отличается от настоящего.

Например, когда вы говорите о погоде на английском (перспективный язык), вы скажете так: «It rained yesterday», «It is raining now» или «It will rain tomorrow» («вчера был дождь», «сейчас идет дождь» или «завтра будет дождь»), в зависимости от контекста и времени протекания события.

«Каждый раз, когда вы говорите о будущем или любом предстоящем событии, вы вынуждены отделять его от нынешнего времени, бессознательно относясь к будущему так, будто оно отличается  от настоящего, – объясняет Чен. –  Вам нужно делить время на отрезки, чтобы грамотно использовать английский язык.

В бесперспективных языках, вроде немецкого или японского, для всех трех времен используется одно и то же  сопряжение глаголов, что в переводе на английский будет звучать так: «It rained tomorrow» или «It rained now» («Дождь шел завтра» или «Дождь шел сейчас»).

Как утверждает Чен, именно незначительные различия в грамматике объясняют, почему США экономят меньше, чем другие страны Организации экономического сотрудничества и развития.

По мнению Чена, если будущее мыслится как более отдаленное от настоящего,  экономить деньги становится тяжелее. Для человека, говорящего на бесперспективном языке, настоящее и будущее выражаются и воспринимаются  как понятия одного порядка,  что облегчает задачу экономии средств в настоящем на будущее.

Чен проверил свою теорию на практике, сравнив данные со всего мира, и нашел подтверждение своей гипотезе.

«По всему миру живут носители бесперспективных языков, – заявил ученый на конференции TED Talk. – Интересно, что при обработке данных оказывается, что именно эти люди и являются самыми экономными в мире».

Он обнаружил среднюю разницу в 5% валового внутреннего продукта в год. «За  25 лет такие различия оказывают в долгосрочной перспективе огромное воздействие на богатство нации», – говорит исследователь.

Эта теория может быть применена и к поведению, не относящемуся к способности экономить деньги, – например к курению. Курение – это пример негативных сбережений. Чен объясняет: «Если сбережения – это нынешние лишения ради будущего удовольствия, то с курением все с точностью до наоборот. Это нынешнее удовольствие в обмен на будущие страдания».

Как и ожидалось, Чен обнаружил, что носители бесперспективных языков склонны к курению на 25% меньше.

Все это еще раз подтверждается нашим сегментом переводов. Получается, что переводчики с «бесперспективных языков» идут отличной от переводчиков с перспективных языков дорогой.