Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Нганасанский язык

Нганасанский язык входит в северную группу самоедской (самодийской) ветви уральских языков. Слово «нганасан» в переводе означает «человек». Подобные этнонимы начали активно употребляться в 1930-х годах в качестве названий для малочисленных народов Севера. Однако сами нганасаны всегда называли себя «няа». Ранее использовались также этнонимы «тавги» и «тавгийцы» (производные от ненецкого названия нганасан), а язык назывался соответственно тавгийским или тавгийско-самоедским. До середины 20 века нганасанский язык считался диалектом ненецкого.

Традиционно нганасаны кочевали между внутренней территорией Таймырского полуострова и горной грядой Бырранга. В 1960-1980х годах нганасанов поселили в трех деревнях на юге от территории обитания долган – Усть-Авам, Волочанка и Новая. Некоторые нганасаны живут в городах Таймыра (Дудинка, Норильск, Хатанга). Согласно данным последней переписи населения, численность нганасанов составляет 834 человека, а родной язык понимают около 500 человек.

Нганасанский язык обычно делится на два диалекта – авамский (на нем говорит большинство носителей языка, которые в настоящее время живут в деревнях Усть-Авам и Волочанка) и вадейский (распространенный в деревне Новая). На практике различия между диалектами сводятся к произношению звука [j] (в авамском диалекте он трансформировался в [d], а в вадейском сохранился) и к некоторым различиям в лексиконе, ничуть не препятствующим взаимопониманию.

Фонемный инвентарь нганасанского языка включает 8 гласных, 2 дифтонгоида и около 20 согласных фонем. Одна из основных особенностей нганасанской фонетики – чередование гласных, которое влияет на качество согласных фонем и их назальных сочетаний.

Нганасанский язык агглютинативный и характеризуется сложными морфонологическими правилами: это двойная система чередования согласных, двойная система гармонии гласных и другие морфонологические механизмы. Ударение ставится на предпоследнем слоге. Префиксация отсутствует, а наряду с суффиксами используется развитая интраклитическая система.

Существительные изменяются по 3 числам, 7 падежам и отличаются суффиксами для обозначения категории принадлежности. Глаголы согласуются в лице и числе и изменяются по 3 типам спряжения (в зависимости от степени определенности объекта). В число других заметных особенностей нганасанского языка входят 10 видов наклонений (включая конструкции обоснования) и практическое отсутствие сложных предложений.

Переселение носителей нганасанского языка в многонациональные деревни стало ключевым моментом в его истории. Новые поколения нганасанов росли уже в деревнях, где использовался исключительно русский язык, и поэтому теперь они совсем или почти совсем не знают родного языка и не знакомы с традиционной культурой. В настоящее время хорошо знают язык лишь те нганасаны, которым уже за 60. Соответственно, он употребляется как язык общения практически только в этой возрастной группе.

В начале 1990х годов были предложены два варианта нганасанского письма, оба – на основе русской кириллицы. На нганасанском языке печаталось ежемесячное 1-страничное приложение к газете «Советский Таймыр» (позже – «Таймыр»). Были изданы несколько сборников нганасанского фольклора, а до недавнего времени на нганасанском языке велись радиопередачи. Нганасанский язык изучается в 3 школах 3 вышеупомянутых деревень.

Первое письменное свидетельство о нганасанском языке – это перевод молитвы «Отче наш», который записал в 1665 году голландский путешественник Н.Витсен. Первое описание нганасанской грамматики (вместе со словарем нганасанского языка и данными о других самодийских языках) составил в финский филолог М.А. Кастрен. Эти данные он собрал во время своих экспедиций на Север в 1845-1849 годах. Грамматика и словарь издавались 2 раза – в 1854 и в 1956 годах. В советское время изучение нганасанского языка заметно оживилось, а в 1979 году в свет вышла первая подробная нганасанская грамматика, которую написала Н.М. Терещенко – сотрудница Института языка и мышления АН СССР (позже был преобразован в Институт языкознания).