Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Дериваты перевода: адаптация и транспозиция

Как бы выглядела знаменитая повесть Н.В. Гоголя «Нос», если бы ее автором был американец, живущий в 21-м веке? Несомненно, это было бы совершенно другое произведение. Из текста исчезли бы упоминания о каретах и булыжных мостовых, предложения стали бы гораздо короче, а позиция рассказчика стала бы ближе к позиции главного героя. Подобные изменения – характерные черты метода, которым переводчики стали активно пользоваться в эпоху постмодернизма: адаптации.

А вот если бы Гоголь приступил к созданию своего шедевра после того, как он сел в машину времени и оказался в современной эпохе, он воспользовался бы другим приемом – контролируемым изменением оригинала с учетом современных реалий, и экипажи превратились бы в такси. Этот метод называется транспозицией и представляет собой попытку воспроизвести оригинальное произведение так, как это сделал бы сам автор, окажись он в данном времени и социальной среде.

К транспозиции нередко прибегают и переводчики – например, если содержание оригинала настолько специфично, что обычная адаптация не помогает сделать его адекватный перевод. В этом случае переводчик может воспользоваться одним из 3 возможных методов:

транспозиция содержания;

транспозиция формы;

транспозиция формы и содержания.

При транспозиции содержания изменения могут затронуть многие бытовые реалии, описываемые в оригинале. Например, если бы переводчик перенес действие все той же повести «Нос» в современный Манхэттен, из текста исчезли бы фрагменты, в которых главный герой стоит на заутрене в церкви. Опять же, пришлось бы поменять и род деятельности многих персонажей: ведь не может же герой работать цирюльником, к которому клиенты приходят бриться раз в три дня.

Очень часто изменению подвергается идентичность героя – его склонности, предпочтения, уникальные особенности, причуды и т.п. Чаще всего такая транспозиция имеет целью сделать личность и характер героя более типичными для данного времени или культуры. Правда, на этом пути переводчика поджидает немало трудностей. Скажем, помещика Манилова из поэмы Н.В.Гоголя едва ли можно сделать банковским служащим или менеджером хеджевого фонда: ведь, хотя эти профессии и является очень типичными в современном американском контексте, они подразумевают расчетливость и эффективность работы, – а Манилов, напротив, отличается ленью и полным отсутствием практичности.

Транспозиция формы подразумевает довольно существенные сокращения или, наоборот, добавления к тексту оригинала при переводе. Прибегая к таким радикальным мерам, переводчик стремится сделать содержание исходного произведения максимально понятным для читателей другого возраста, из другого времени, географической или социальной среды.

Если бы современный англичанин или американец, знакомый с русским языком, взял в руки русский перевод романа Дж. Джойса «Портрет художника в юности» (A Portrait of the Artist as a Young Man), он бы наверняка подумал, что эта книга написана для умственно отсталых детей. Сложная структура оригинального текста основательно упрощена, каждое предложение начинается с подлежащего, а стиль изложения совершенно не меняется на протяжении всей книги, хотя поначалу повествование ведется от лица маленького мальчика, а затем – от лица взрослого мужчины. Однако такая транспозиция совершенно оправданна: ведь, чтобы привести текст Джойса в соответствие с традициями русской художественной литературы, переводчику пришлось бы ввести в русский язык несколько дополнительных падежей, изменить порядок слов и принципы построения предложений.

Транспозиция формы и содержания обычно используется в случаях, когда иноязычное художественное произведение становится основой для либретто оперы или театральной постановки. Результаты такого подхода могут быть самыми неожиданными. Например, при постановке оперы Чайковского «Пиковая дама» на сцене берлинского оперного театра Komische Oper в 2010 году переводчик либретто явно не учел изменений в значениях многих слов русского языка, которые произошли после 19-го века. В результате немецкие зрители увидели довольно забавный спектакль, действие которого происходит в отеле люкс-класса, заселенном олигархами, королями и принцессами.