Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Культурный перевод

Понятие «культурный перевод» используется во многих различных контекстах и смыслах: иногда – как метафора, которая ставит под полное сомнение традиционные параметры перевода; а иногда – в более узком смысле, как синоним тех практик литературного перевода, посредством которых сглаживаются культурные различия.

В этом отношении «культурный перевод» чем-то сродни «лингвистическому» или «грамматическому», он поднимает сложные технические вопросы, связанные с диалектами, гетероглоссией, словесными аллюзиями, специфическими культурными объектами.

В более сложном контексте термин «культурный перевод» используется в культуральной антропологии. На самом практическом уровне он обычно обозначает «полевые исследования» антропологов, включающие в себя активную переводческую деятельность. В 1950-е годы в антропологии появилась теория «перевода культур»: она заключалась в предположении о существовании внутренней согласованности в мыслях и практиках представителей разных народов, а ее приверженники стремилисть воссоздать эту «согласованность» в условиях западной академической среды.

В частности, сторонники концепции «культурного перевода» утверждают, что когда аудиозаписи участников различных экспедиций перерабатываются в линейный письменный текст, осуществляется не только межъязыковой, или даже интерсемиотический, перевод, но также и перевод между культурными контекстами. Поскольку антропологи утверждают, что язык и культура в значительной степени отфильтровывают наш опыт знакомства с миром, несомненно, будет нелегко понять и передать опыт, полученный в иной системе фильтров, за рамками нашей системы координат.

За время своего существования концепции «культурного перевода» и лежащее в ее основе представление о разных лингвистических «культурах» постоянно подвергались критике – в частности, за то, что человеческие сообщества в этой теории представлены как однородные и монолитные, четко ограниченные своими национальными рамками. Понятно, что в такой модели нет места никаким внутренним конфликтам, пересечениям, смешению и историческим изменениям в культуре.

Но, несмотря на всю эту критику, теория культурного перевода получила дальнейшее развитие в виде представления о «гибридной идентификации». В этом случае понятие «перевод» не подразумевает лингвистическое взаимодействие, но используется метафорически, для обозначения чередования колонизирующих и колонизируемых дискурсов. Результатом становятся «гибридность» языка и культурная идентичность.

Согласно этому взгляду, перевод представляет собой не взаимодействие между дискретными компонентами, но процесс смешения и взаимной контаминации, причем движение происходит не от «источника» к «цели», но расположено в «третьем пространстве», где «улаживаются конфликты, возникающие из-за культурных различий и различных социальных дискурсов, вовлеченных в эти конфликты». В этом смысле культурный перевод представляет собой сочетание важнейших категорий переводоведения, включая и представление об отдельных «исходных» и «целевых» языках и культурах.

По мнению большинства лингвистов, идея «культурного перевода» может резко обесценить лингвистические различия и сосуществование языков – понятия, на которых основан перевод в более традиционном понимании. Ведь в этой теории им уделено место всего лишь предпосылок для многоязычного культурного разнообразия. А двуязычие и перевод маргинализируются как конкретные межъязыковые практики.

То же самое можно сказать и о получившем в последнее время распространение использовании аналогий с переводом в антропологических и культурных исследованиях, когда языковым различиям совершенно не уделяется внимания, что создает ложное ощущение «одноязычия» западной культуры.