Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Перевод драматургических произведений

На настоящий день специфические проблемы перевода драматургических произведений затронуты лишь в очень немногих работах, а если судить о них по высказываниям отдельных театральных переводчиков, может сложиться впечатление, будто в процессе перевода драматургических текстов используется та же самая методика, которая применяется при переводе прозы.

Однако даже поверхностное рассмотрение вопроса показывает, что драматургический текст нельзя переводить так же, как прозу. Начнем с того, что сама пьеса читается по-иному: она воспринимается как нечто незавершенное, поскольку полный ее потенциал может раскрыться только в ходе театрального представления. С этим связана и главная проблема переводчика: переводить ли пьесу как обычный художественный текст либо как элемент другой, более сложной, системы.

Как показывают исследования в области театральной семиотики, лингвистическая структура пьесы представляет собой лишь один из необязательных компонентов в наборе взаимосвязанных систем, составляющих основу спектакля. Например, Анн Юберсфелд, создательница театральной семиотики, отмечает, что текст пьесы невозможно рассматривать в отрыве от театральной постановки, поскольку на диалектических связях между ними и основан театр как таковой. Следовательно, задача режиссера состоит в том, чтобы «перевести на другой язык» текст, «сохраняя верность» этому тексту. Конечно же, эта позиция основана на концепции семантической эквивалентности письменного текста и его театральной постановки.

Если же мы будем отдавать приоритет письменному тексту, мы придем к предположению о том, что существует один-единственный «правильный» способ прочтения и, следовательно, постановки пьесы. В этом случае переводчик оказывается привязанным к готовой модели перевода куда более прочно, чем переводчик поэзии или прозы. Более того, отрицание неразрывной связи между текстом и его сценической постановкой неизбежно приведет к неоправданным обвинениям переводчика в нарушении «чистоты» исходного текста.

Театральный диалог, разворачивающийся во времени и пространстве, всегда интегрирован в экстралингвистическую ситуацию, которая состоит из объектов окружения актеров и самих актеров. Диалог поступательно раскрывает ситуацию и зачастую изменяет и трансформирует ее. Реальный смысл отдельных компонентов значения в равной степени зависит как от экстралингвистической ситуации, так и от лингвистического контекста.

Диалог характеризуется определенным ритмом, интонационными контурами, частотой и громкостью, и переводчик не должен забывать об этом. По мнению советского филолога Петра Богатырева, лингвистическая система театральной пьесы представляет собой структуру, состоящую не только из дискурсных знаков, но и из знаков других типов. Например, социальное положение персонажа обозначается жестами актера, его одеждой и самим сценарием.

Работа переводчика драматургических произведений, в отличие от работы переводчиков других типов текстов, связана с дополнительным критерием «играбельности» текста. Драматургический текст, который пишется в расчете на последующую театральную постановку, имеет характерные структурные особенности, которые и делают его «играбельным». Соответственно, задача переводчика состоит в том, чтобы выявить эти структуры и перевести их на язык перевода, даже если это может привести к значительным сдвигам в лингвистическом и стилистическом плане.

При переводе театральных пьес проблемы, связанные с переводом художественных текстов, обретают новое измерение, поскольку текст – это лишь один из многочисленных элементов театрального дискурса. А язык, на котором написана пьеса, представляет собой лишь один из элементов сложной системы слуховых и визуальных знаков. Кроме того, текст пьесы содержит и жестикуляционный подтекст, определяющий движения актера на сцене в ходе спектакля.

В отличие от процесса чтения, по сути представляющего собой контакт отдельного читателя с текстом, роль театральной публики имеет публичный характер. Поэтому переводчик должен воспринимать текст как отдельный элемент театральной постановки, находящийся в сложных отношениях с публикой. Игнорируя все эти экстралингвистические факторы, он идет на серьезный риск.

Облегчить работу переводчика попытался польский семиолог Тадеуш Ковзан, который сформулировал основные критерии адекватного перевода драматургических произведений:

1) «играбельность»;

2) привязанность пьесы к традициям современного театра;

3) понятность взаимоотношений между персонажами.