Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Перевод оперных либретто

При переводе текстов, предназначенных для пения со сцены, проблем становится гораздо больше. Причем тема эта – отнюдь не новая. Еще в 1935 году Эдвар Дент ясно утверждал: «Очень важно, чтобы слова можно было легко петь и произносить по отдельным нотам либо музыкальным фразам, если возникнет такая необходимость». Одно из основных правил, предложенных Дентом, заключается в том, что открытые гласные наподобие /a/ лучше всего подходят для высоких нот, гласные /o/ и /u/ – для низких, а вот вопрос с консонантными кластерами остается открытым, особенно при быстрых темпах, когда от певца требуется ускоренная артикуляция.

Рассматривая разные варианты перевода арии Дон-Жуана из одноименной оперы Моцарта, немецкий лингвист Г.Кайндл (1995) приходит к выводу, что в опере словесный текст является лишь одним из целого комплекса одновременно действующих элементов. Этот результат лишь подтверждает слова Эдвара Дента: «Оперное либретто должно не читаться, как поэма, но слушаться со сцены положенным на музыку. Если переводчик чувствует, что его слова могут показаться убогими и избитыми, он должен вспомнить о том, что наполнить их красотой – дело музыканта».

В последнее время в оперных театрах практикуется исполнение оперы на языке оригинала с надтитрами перевода содержания, напоминающими субтитры в кинофильмах. Конечно же, подобные переводы представляют собой информационные тексты в чистом виде, и к ним не применимы такие критерии, как поэтическое качество и музыкальность. Однако надтитры становятся все более сложными: помимо таких технических новшеств, как закрепление на зрительских сиденьях небольших мониторов, постоянно делаются и попытки интегрировать переведенный текст в театральную постановку.

В своей работе 1996 г. австрийская лингвистка К.Херт сравнила французские и английские надтитры к опере Вагнера «Зигфрид», используемые при ее постановках в лондонском оперном театре Ковент-Гарден и парижском музыкальном театре Шатле. В Ковент-Гардене надтитры рассматриваются как своего рода дополнительная услуга, и потому при всех постановках оперы применяются одни и те же стандартные версии перевода, в то время как режиссеры Шатле рассматривают надтитры как составную часть процесса индивидуального творчества. Автор приходит к заключению, что качество надтитров гораздо лучше в Шатле, где к переводчику относятся как к полноправному участнику постановочной группы – как к артисту, которого никоим образом нельзя заменить машиной.