Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Перевод поэзии

Проблемам перевода поэзии всегда уделялось куда больше внимания, чем переводу других литературных форм. Однако многочисленные работы в этой области преимущественно представляют собой либо оценки разных вариантов перевода отдельного произведения, либо рассказы отдельных переводчиков о том, как они решают свои рабочие проблемы.

Бельгийский теоретик перевода Андре Лефевер выделяет семь различных стратегий перевода поэтических произведений:

1) Фонемный перевод, представляющий собой попытку воспроизвести звучание оригинального текста при приемлемом изложении смысла. Лефевер приходит к заключению, что хотя он сам активно использует звукоподражание, обычно такие переводы оказываются топорными и зачастую – лишенными смысла.

2) Дословный (буквальный) перевод, при котором искажаются смысл и синтаксис оригинала.

3) Метрический перевод, где главным критерием является воспроизведение размера оригинального текста. По мнению Лефевера, в этом случае, как и при буквальном переводе, все внимание уделяется лишь одному аспекту оригинального текста за счет текста в целом.

4) Изложение поэзии прозой, которое, как считает Лефевер, ведет к утрате смысла, коммуникативной ценности и синтаксических особенностей оригинального текста.

5) Рифмованный перевод, когда переводчик «попадает в двойную кабалу» размера и рифмы. Такие переводы Лефевер называет «карикатурами».

6) Перевод белым стихом: на переводчика налагаются ограничения, связанные с выбором структуры текста, хотя такому переводу присущи большая точность и высокая степень буквальности.

7) Интерпретация. К этой категории Лефевер относит переводы, при которых сохраняется суть оригинального текста, но меняется его форма, а также подражания, когда переводчик создает свои собственные стихотворные произведения, напоминающие исходный текст только «названием и отправной точкой повествования».

Как мы видим, каждый из этих подходов имеет свои недостатки, обусловленные тем, что переводчик уделяет излишнее внимание одному или нескольким элементам стихотворного произведения в ущерб всем остальным.

Отдельную проблему представляет собой перевод поэтических произведений, написанных в далеком прошлом. Ведь на момент перевода мертвыми оказываются не только сам поэт и его современники, но и значимость данного стихотворного произведения в его контексте. А иногда – как, например, в случае с пасторалью, – «мертвым» оказывается сам жанр, и никакая степень соответствия перевода форме, размеру и структуре оригинала не поможет дать ему новую жизнь.

Рассматривая вопросы перевода поэтических произведений, словацкий лингвист Антон Попович отмечает, что изменения семантических свойств текста в процессе перевода объясняются совсем не желанием переводчика уделить меньше внимания смысловому компоненту оригинала, но тем, что переводчик пытается сохранить этот компонент вопреки всем различиям между языком оригинала и языком перевода. По мнению Поповича, подобные семантические сдвиги неизбежны при переводе любого художественного текста – особенно если оригинал априори воспринимается как текст с более высоким статусом, чем перевод.

А французский теоретик перевода Мишель Риффатер в своей книге «Семиотика поэзии» утверждает, что связи между текстом, интерпретантом и интертекстом устанавливает только читатель: «Осознание читателем смысла поэтического произведения отнюдь не представляет собой продвижение через текст и бессистемное увеличение числа вербальных связей. Сознание читателя находится в процессе беспрестанного возобновления, теряя решительность и вновь обретая ее всякий раз, когда оно обнаруживает скрытый в стихах смысл». Именно благодаря этой ментальной неустойчивости стихотворные тексты, в том числе и их переводы, можно перечитывать без конца – и каждый раз заново пленяться их красотой. Кроме того, Риффатер заявляет, что смысл стихотворного произведения открывается читателю лишь после нескольких прочтений текста. И если Риффатер прав, его тезис может послужить дополнительным аргументом против дословного перевода поэтических произведений и против единственно возможного их прочтения.