Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Перевод в эпоху Возрождения

В эпоху Возрождения перевод стал делом государственной важности и предметом религиозных диспутов. Можно даже сказать, что движение Реформации было в первую очередь спором между переводчиками Священного Писания (не будем забывать, что в то время малейшая небрежность в работе могла стоить переводчику жизни). В эпоху Ренессанса появилось много новых переводов Библии на разные европейские языки – с использованием более современной лексики, но без серьезных интерпретационных изменений.

Именно активное употребление современных лексических и стилистических средств и стало основной тенденцией в переводах того времени. Причем переводчики порой даже злоупотребляли этими средствами, из-за чего литературные критики нередко обвиняли их в небрежности, а их переводы называли «переделками». Отчасти такие обвинения можно признать справедливыми, поскольку в переводах того времени часто используются такие приемы, как дополнения, пропуски или даже сознательные изменения в тексте.

Например, известный британский переводчик Филемон Холланд (1552-1637 гг.), переводивший сочинения римских историков, заявлял, что он использует «не напыщенные фразы, но простой и понятный язык», а его главное стремление – «передавать свои мысли на английском языке пусть и не так красноречиво, но так же верно, как и по-латыни». На деле же это проявилось в том, что в переводах Холланда патриции и плебеи превратились в лордов и простолюдинов, претор – в лорда главного судью и т.д.

В предисловии к своему переводу трудов Плиния Холланд выступает против тех критиков, которые протестуют против вульгаризации римских классиков, заявляя, что они «думают недостойно и без должного уважения к своей родине и своему языку». А хороший перевод, по его мнению, призван помочь «одержать триумф над римлянами, подчинив их литературу росчерку британского пера» — в том числе и в отместку за былое завоевание Британии римлянами.

Появились новые сочинения по теории перевода – например, знаменитый трактат La défense et l’illustration de la langue française («Защита и прославление французского языка») католического священника Жоашена дю Белле (1549 г.), входившего в поэтическую группу «Плеяда».

Отразился в переводах и активный интерес к человеку и его внутреннему миру, столь характерный для эпохи Возрождения. На лингвистическом уровне это проявилось, помимо прочего, в частой замене в переводных текстах косвенного дискурса прямым. Этот прием, добавляющий тексту жизненности и непосредственности, впервые встречается в английском переводе Плутарха (1579 г.), автор которого остался неизвестным.

Нельзя не упомянуть и ту вольность, которую позволяли себе французские и немецкие переводчики итальянской поэзии – в первую очередь, стихов Петрарки. Они стремились не передавать точные значения отдельных слов или структуры предложений, но доносить до читателей свое представление о значении и смысле стихов. Иными словами, поэзия в эпоху Возрождения воспринимались как артефакт определенной культуры, а перевод был призван наделить ее сходной функцией в целевой культурной системе.

В период Ренессанса перевод становится уже не вспомогательным, а основным видом деятельности. Он не дает разорваться связи между разными языками и культурными традициями в это бурное время социальных, политических и религиозных конфликтов, помогает формировать логику отношений между настоящим и прошлым. А фигура переводчика выходит на передний план, и из послушного раба оригинального текста он превращается в активного участника языковой и литературной революции.