Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Перевод в XVII веке

К середине XVII столетия возрождение католицизма, конфликт между абсолютной монархией и развивающейся парламентарной системой, а также усиление разногласий между традиционным христианским гуманизмом и наукой привели к радикальным изменениям в теории литературы и, соответственно, во взглядах на перевод.

Под влиянием концепции индуктивной аргументации, выдвинутой Декартом, литературные критики стремились сформулировать универсальные правила создания художественного произведения. В своих поисках они обращались к творческому наследию античных авторов, рассматривая подражание им как дидактическое средство. Во Франции количество переводов классиков значительно выросло в 1625-1660 годах, в великую эпоху французского классицизма и театра. В свою очередь, французские писатели и теоретики с воодушевлением переводили эти труды на английский язык.

Однако то внимание, которое уделялось готовым моделям и правилам в Европе эпохи неоклассицизма, вовсе не означает, что искусство воспринималось всего лишь как умение подражать. Например, английский писатель Джон Денем (1615-1669 гг.) в предисловии к своему переводу древнегреческой поэмы «Разрушение Илиона» (1656 г.) предостерегает против применения принципа буквального перевода к поэзии: «…ибо дело переводчика – переводить не только с языка на язык, но и поэзию в поэзию. Поэзия же – столь тонкая материя, что при переливании из одного языка в другой она вся испарится, если не добавить к ней нового духа, и не останется ничего, кроме капут-мортуум».

Денем считал, что автор и переводчик равны по значимости, но действуют в совершенно разных социальных и временных контекстах. А задачу переводчика он видит в том, чтобы извлекать из исходного текста самую суть и воспроизводить ее на целевом языке.

Английский поэт Абрахам Каули (1618-1667 гг.) идет еще дальше: в предисловии к своим «Пиндарическим одам» (1656 г.) он открыто заявляет, что в своих переводах «брал, оставлял и добавлял то, что мне нравится», с тем, чтобы донести до читателя не точные слова автора, но его «образ и манеру речи».

Поэт и драматург Джон Драйден (1631-1700 гг.), рассматривая проблемы перевода в предисловии к «Эпистолам» Овидия, выделяет три основных его типа:

1) метафраза – перевод оригинального текста слово в слово, строка к строке, с одного языка на другой;

2) парафраза – свободный перевод, или то, что Цицерон называл переводом «смысл к смыслу»;

3) подражание – когда переводчик может отступать от оригинального текста, как он посчитает должным.

 Наиболее сбалансированным Драйден считает второй тип, который и советовал использовать при переводе поэзии. По его мнению, переводчик стихов сам должен быть поэтом, в совершенстве владеть языком источника и языком перевода, а также понимать характеристики и «дух» оригинального автора. Драйден сравнивает переводчика с художником-портретистом, работы которого обязаны иметь портретное сходство с оригиналом.

Во всех своих работах Драйден советует переводчикам следовать по пути умеренности и сдержанности, «лавируя между двумя крайностями – парафразой и буквальным переводом», и придерживаться взятому французскими переводчиками курсу на осовременивание языка: «Я постарался заставить Виргилия говорить по-английски так, как если бы он родился в Британии в наше время».

Взгляды Драйдена разделял и Александр Поуп (1688-1744 гг.), один из ярчайших поэтов британского классицизма. Он занимает такую же компромиссную позицию: подчеркивает важность внимательного прочтения оригинала, помогающего отмечать детали стиля и манеры письма, но при этом советует переводчикам прилагать все силы к тому, чтобы не дать погаснуть «пламени» поэзии.