Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Профессиональный перевод может спасти жизнь и наоборот…

Моника П. Алмада

Вы владеете двумя языками? Можете разговаривать на другом языке? Если да, насколько глубоко вы можете вникнуть в разговор? Насколько детально? Можете ли вы общаться на разные темы: медицина, правоведение, психология, история, география, строительство и т.п.? Существует распространенное заблуждение, что любой человек, в определенной степени владеющий двумя или более языками, может работать устным или письменным переводчиком, но это то же самое, что думать, будто любой человек, имеющий две руки, может исполнять произведения Шопена на фортепиано.

Мы расскажем о двух известных случаях, когда неправильный перевод привел к трагическому исходу в правосудии. В деле Кортеза против Техаса (1902-1904) некачественный перевод представителя, который выступал в качестве переводчика, привел к гибели владельца ранчо, двух шерифов и двух работников ранчо. Господин Кортез прошел через семь судебных процессов и провел двенадцать лет в тюрьме перед тем, как получить условное освобождение. Шериф всего лишь поинтересовался, не покупали ли братья жеребца (исп. — caballo); братья ответили, что у них кобыла (исп. — yegua). Это слово и не смог перевести представитель шерифа, что и привело к конфликту.
Участниками судебных процессов Хэнигэн в Аризоне (1977-1982) были три мексиканских нелегала, подрабатывающие на ранчо в Аризоне, которые были похищены тремя скотоводами с ранчо «Дуглас». На суде им предоставили переводчика, который не обладал навыками перевода настолько, чтобы точно переводить их утверждения. Это вылилось в серьезные неточности, например, «Я был прикован к чашке» вместо «Я был прикован к унитазу» или «Меня прижигали палкой» вместо «Мое тело прижигали каленым железным прутом». После первого судебного процесса скотоводы были реабилитированы. Позже дело возобновили после того, как квалифицированный судебный переводчик помог преодолеть языковой барьер.
За стенами зала суда некорректный перевод также может закончиться трагедией. Рассмотрим звонок в службу спасения «911» 12-го апреля 2011-го года, когда переводчик перевел на английский язык фразу «У моей жены одышка», в то время как правильно было бы сказать «Моя жена говорит, что она не может дышать». После этого переводчик также указал неправильный адрес оператору службы спасения, что привело к 26-минутному поиску медиками правильного адреса. Несколькими минутами позже мать троих детей перестала дышать. У нее констатировали остановку работы мозга, а через три дня она умерла, когда ее семья решила отключить жизнеобеспечение.
Несмотря на документальные подтверждения ужасных последствий неправильного перевода запросов в полицию, службу спасения и другие организации экстренного реагирования, доступных образовательных программ для подготовки переводчиков катастрофически не хватает. Профессия переводчика должна строго регулироваться законом.
К тому же, требования и профессиональные стандарты в последние годы снижаются. Сегодня в США, как и раньше, чтобы стать переводчиком, кандидат должен сдать устный и письменный экзамен. Тем не менее, в настоящее время письменная часть сдается исключительно на английском языке и представляет собой экзамен по выбору (его сдают около 50% кандидатов). Ранее письменный экзамен состоял из двух частей, которые касались как английского, так и второго изучаемого языка, а также включал в себя углубленное чтение и грамматическую часть (около 4-14% теста). И компетенция, и методы оценки экзамена очень несовершенны и не отражают реальный уровень квалификации кандидатов.
Современная система ориентирована на сдачу экзаменов, и многие школы и семинары нацелены преимущественно на быструю подготовку двуязычных специалистов, а не на качественное образование во всех отраслях этой сложной профессии, немаловажной составляющей которой является этика. После сдачи экзаменов новоиспеченный переводчик может работать многие месяцы, прежде чем пройти обязательный 6-часовой семинар по этике, являющийся необходимым условием Юридического консульства (Judicial Council). Более того, единственным текущим требованием для допуска к сдаче квалификационного экзамена, является диплом о высшем образовании. Не удивительно, что мы все еще имеем дело со случаями причинения вреда переводчиками, уровень знаний и опыт которых не соответствуют требованиям профессии?
Мой студенческий опыт, накопленный во время обучения по двум наиболее востребованным программам для подготовки переводчиков в Лос-Анджелесе, одна из которых была моей программой специализации, позволяет утверждать, что нынешнее образование серьезно страдает от недостаточно всеобъемлющего содержания и не позволяет обеспечить студентов прочными знаниями, достаточными для подготовки экспертов по языку. Минимальные требования к профессии переводчика должны быть не ниже, чем при получении диплома медика или юриста: для получения степени бакалавра необходимо три года специализированного обучения, обязательная сдача государственных письменных и устных экзаменов, а, может, даже «стажировка» у опытных переводчиков, чтобы получить представление о практике в реальной жизни.
Положительные изменения в профессии произойдут также тогда, когда руководить процессом подготовки будут профессиональные переводчики, а не правительственные чиновники, страховые лоббисты и политики, многие из которых даже не знают второго языка и не имеют достаточной базы для понимания тонкостей нашей профессии. Однако эти группы людей уполномочены распоряжаться на свое усмотрение миллионами долларов из правительственного и местного бюджетов, предназначенных специально для развития профессии переводчика и языковых вопросов в судебной системе. Действующая система управления аналогична ситуации, когда врачи были бы уполномочены регулировать и управлять деятельностью архитектора.
Пришло время поднять данную серьезную проблему; взять на себя ответственность и принять меры для защиты людей с ограниченным знанием английского языка (Limited English Proficient — LEP); гарантировать этим людям равные возможности доступа к правосудию. Образование должно быть на первом месте!

По материалам портала Digital Journal