Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Псевдоперевод

Псевдопереводами называются тексты, которые воспринимаются как переводы, но на самом деле таковыми не являются, поскольку отсутствует исходный текст (оригинал). Впервые слово «псевдоперевод» употребил в 1823 году немецкий писатель Виллибальд Алексис, выдававший свои романы за переводы сочинений Вальтера Скотта.

Югославский филолог Йован Попович (1976) определил псевдоперевод как «оригинальное произведение, опубликованное его автором в качестве мнимого перевода с недвусмысленной целью завоевать признание широкой публики, используя таким образом ожидания читателей». По его мнению, культуры легче усваивают новшества, принесенные извне, ограничивая их рамками экзотики. Исходя из этого, Попович рассматривает стратегию псевдоперевода как своего рода «сильное покровительство», помогающее новаторскому и, зачастую, деструктивному материалу получить «необходимое пространство для маневров».

Данное Поповичем определение псевдоперевода, содержащее в себе и возможную причину сокрытия авторами своих личностей, тут же получило признание филологов, работавших в рамках теории полисистем. Например, в 1980 году израильский теоретик перевода Гидеон Тури переопределил псевдопереводы как «тексты, считающиеся в целевой культуре переводными, но не имеющие оригинальных исходных текстов». Кроме того, с точки зрения Тури, псевдоперевод порою является единственно возможным методом, позволяющим писателю обновить свою литературную систему. Псевдопереводы используются с этой целью преимущественно в научной фантастике.

Но, независимо от формулировки, все псевдопереводы имеют общую отличительную черту – ссылку на мнимый оригинал. Чтобы получить такую ссылку, автор может открыто представлять свой текст как оригинал или же может добавлять в него лексические единицы и синтаксические конструкции из других языков.

Авторы прибегают к методу псевдоперевода и по другим причинам. Одна из них – желание попробовать себя в новых жанрах, не боясь утратить свою репутацию. Другие причины – это страх перед цензурой (например, если в произведении затрагиваются злободневные политические вопросы) и престиж мнимого оригинального текста или жанра. Благодаря псевдопереводам изменяется нарративная позиция писателя: на передний план выходит его читательская роль, но при этом не утрачивается статус автора.

Псевдоперевод признается таковым лишь в случае раскрытия личности его автора. Благодаря этому авторы могут использовать авторитетность и престиж мнимого оригинала или, к примеру, критиковать законы и традиции своих стран от имени «простодушного путешественника».

Создавая псевдоперевод, автор заявляет об интересе к исходной культуре в целом, а не только к ее литературе. Поэтому можно сказать, что в тот самый момент, когда псевдопереводчик пишет свой текст, он также создает и его оригинал, собирая воедино все элементы исходной культуры.

Псевдопереводы нередко становились прототипами новых литературных жанров. Яркий пример тому – «Дон Кихот» М.Сервантеса (1605), который часто называют «первым современным романом» и который автор долгое время выдавал за перевод произведения арабского писателя Сиде Бененгели. Псевдопереводы можно найти в любую эпоху, но наиболее популярной эта практика становится в периоды глубоких политических и социальных потрясений, потому что в такое время интеллектуалам гораздо легче вводить новшества в их собственные культурные полисистемы, одновременно привлекая внимание читателей к своей роли культурных посредников.

Как относительно молодая наука, переводоведение нередко заимствовала понятия и концепции из других дисциплин. Однако концепция псевдоперевода двигалась в обратном направлении: она оказалась чрезвычайно плодотворной в культурологии, особенно при изучении истории возникновения транснациональных корпораций и постколониализма. Псевдопереводы помогают выдвинуть на передний план роль писателей как культурных посредников, а также методы и причины культурного трансферта и новшеств, даже в крайних случаях, когда о каких-либо трансформациях текста не идет речи.