Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Судебный перевод

Понятие «судебный перевод» используется применительно к юридическому переводу с широком смысле — не только в здании суда, но также в отделениях полиции, таможенных учреждениях и адвокатских конторах. Официальный судебный перевод имеет довольно недолгую историю, которая начинается со знаменитых военных процессов в Нюрнберге (1945-1946 гг.) и Токио (1946-1948 гг.).

Независимо от применяемых техник, судебный перевод сильнее всего отличается от других видов перевода пристальным вниманием к этическим вопросам. На уровне стратегий перевода это отражается в требованиях точности, беспристрастности и конфиденциальности.

Теоретически, показания свидетеля должны быть переданы в полном объеме – не только предложения и слова, но и всевозможные «э-э-э», «ну», «гм» и прочие междометия и восклицания. Это мотивируется тем, что речь идет о жизни и свободе человека, а суд нередко определяет надежность и правдивость показаний исходя из поведения участника процесса. Тем не менее, Х.Гонсалес (1991 г.) и М.О’Тул (1994 г.) показали, что просодические элементы и паралингвистические черты часто остаются непереведенными, что негативно сказывается на точности перевода свидетельских показаний.

Одним из основных элементов беспристрастного судебного разбирательства является юридическое присутствие обвиняемого на процессе. А понятие «юридического присутствия» включает в себя «лингвистическое присутствие». Это означает, что обвиняемый должен слышать и понимать речь других свидетелей, а также следить за процессуальными действиями.

Соответственно, если участник судебного процесса не понимает в достаточной мере официального языка суда (это может быть иммигрант, представитель национального меньшинства или, например, слабослышащий), он имеет законное право на переводчика. Это право гарантируется законодательством большинства стран мира, а на международном уровне его подтверждают Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП), Европейская конвенция о защите прав человека и Американская конвенция по правам человека.

Свидетель, неплохо понимающий язык судопроизводства, может отказаться от переводчика при условии, что недостаточное знание языка не даст ему незаслуженного преимущества. Однако свидетель может бегло говорить на языке судопроизводства, но не иметь ни малейшего представления о его лингвистических тонкостях и типичных психологических чертах его носителей.

Неквалифицированные судебные переводчики могут создать множество проблем. Их языковая подготовка может быть недостаточной; они могут быть не в состоянии оценивать межкультурные различия; они могут неточно подбирать слова, что может приводить к искажению смысла. И потому порою бывает так, что обвиняемый оказывается перед дилеммой: воспользоваться услугами неквалифицированного переводчика, которого предлагает суд, — или попытаться самостоятельно, на свой страх и риск, отслеживать ход судебного разбирательства.

С технической точки зрения, судебный перевод представлен в нескольких формах. Когда обвиняемый находится на скамье подсудимых, переводчик обычно осуществляет последовательный перевод. Когда свидетель или обвиняемый выслушивает показания других участников процесса, используется последовательный перевод, а иногда – и перевод шепотом (шушутаж).

На судебных процессах применяется и перевод судебных документов с листа. Бывает и так, что судьи просят переводчика сделать письменный перевод какого-либо документального доказательства, записи телефонного разговора или сделать субтитры к видеозаписи.

У всех методов судебного перевода есть свои недостатки. Например, при последовательном переводе нередко утрачивается стихийность и естественность процесса передачи информации, а при шушутаже создаются различные акустические помехи. Все это зачастую замедляет ход судебного разбирательства, особенно если переводчик недостаточно квалифицирован.

Как правило, судебный переводчик говорит от первого лица, что помогает участникам процесса игнорировать его физическое присутствие.