Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Юридический текст: тонкости перевода

Если вы заучили наизусть все юридические термины того или иного иностранного языка, это еще не значит, что вы автоматически стали узкопрофильным специалистом по переводу правовых материалов. Ведь суть перевода заключается в поиске адекватного эквивалента для того или иного слова или термина. Это непростая задача, если учесть, что  в языке перевода могут попросту отсутствовать слова и конструкции, напрямую соответствующие словосочетаниям и терминам исходного языка. А если добавить сюда социокультурные различия и лингвострановедческие реалии и, конечно, особенности законодательства той или иной страны, то прямой дословный перевод и вовсе теряет смысл, так как результат не будет соответствовать исходнику. Поэтому переводчику необходимо постоянно совершенствовать и пополнять свой лингвистический багаж.

Кроме этого, важно осознавать, что юридические тексты являются узкоспециализированными материалами, к работе с которыми переводчик должен приступать, имея в запасе серьезные познания в правовой сфере и разбираясь в тонкостях тематики. Юриспруденция – это сфера, которая не терпит приблизительностей или неточностей. И даже маленькая ошибка может стать фатальной и привести к весьма печальным последствиям, вплоть до суда.

И еще одна важная вещь, которую нужно учитывать переводчику юридических материалов, — на кого направлен конечный текст перевода, другими словами, какова его «читательская аудитория». Одно дело, когда перевод предназначается для пользования в узких профессиональных кругах, другое – если его будут читать простые далекие от юриспруденции люди.

В поисках эквивалента

Особую трудность при переводе юридических материалов представляют словосочетания, обозначающие реалии, отсутствующие в российской правовой сфере. Все эти словосочетания требуют от переводчика дополнительных культурологических знаний. Например, выражение limited divorce означает раздельное проживание супругов по решению суда, indeterminate sentence – приговор суда с неопределенным сроком тюремного заключения, а сам срок устанавливает тюремная администрация или специальная комиссия, которая учитывает состояние здоровья и поведение осужденного. Зачастую подбор правильного языкового эквивалента при переводе некоторых юридических словосочетаний возможен только в том случае, если переводчик хорошо знаком с профессиональной культурой полиции той или иной страны. Так нельзя перевести выражения verbal judo, обращаясь только лишь к лингвистическому контексту. Verbal judo часто переводится как «словесное дзюдо», однако перевод требует обязательной расшифровки: умение использовать специальные языковые средства в общении с людьми для достижения нужного результата, т.е. скорее это «психологические уловки» в общении.

В особую группу переводчики, работающие с юридическими материалами, выделяют терминологические словосочетания, которые хотя и обозначают несвойственные российской правовой системе реалии, но представляют интерес для самих юристов. Например, в последние годы в среде российских юристов активно обсуждается практика судебного торга — plea/charge bargaining, plea bargain, столь распространенная в американском правосудии. Судебный торг – это переговоры между адвокатами сторон судебного процесса о том, что в случае признания вины обвиняемым последний может получить более мягкий приговор или вообще условное наказание. Российские служители Фемиды убеждены, что подобная практика  позволит уменьшить нагрузку на суды и судей.

«Немотивированный» перевод

В группу особенно сложных для перевода слов и выражений входят терминологические словосочетания-фразеологизмы с ярким культурологическим оттенком смысла. Перевод таких языковых конструкций во многом основан на переводческой интуиции и ассоциативном чутье лингвиста, а значит, не мотивирован. Поскольку найти идентичное соответствие таким выражениям в языке перевода практически невозможно, переводчику необходимо переосмыслить выражение и предложить свой эквивалент. Так, например, в английском языке широко используется выражение Miranda rule/warning («правило Миранды») – «право человека не давать показания в отсутствие адвоката». В американском праве это словосочетание стало устойчивым и воспринимается гражданами как единое целое. При этом вряд ли сейчас кто-то задумывается о том, что это выражение связано с конкретным судебным процессом 1966 года, когда в штате Аризона обвиняемый по имени Эрнесто Миранда был задержан и допрошен без адвоката, и на тот момент это послужило юридическим основанием признать все его показания ничтожными.

Приказано сократить

Часто переводчики при работе с юридическими текстами сталкиваются с таким явлением, как «усечение» словосочетаний. Дело в том, что в силу частого употребления ключевые слова в некоторых словосочетаниях становятся настолько грамматически и семантически предсказуемы, что носители языка их попросту опускают, как на письме, так и в речи. Но при переводе на другой язык эти словосочетания должны «восстанавливаться», то есть опущенные слова должны возвращаться на свое место. Некоторые из таких сочетаний: rules of evidence – не «правила доказательств», а правила сбора, хранения и представления вещественных доказательств; drug institute – не «институт наркотиков», а институт по борьбе с незаконным оборотом наркотиков; anticipatory breach – не ожидаемое нарушение договора, а «нарушение договора до наступления срока исполнения».

Лингвокультурные факторы перевода

Особое звучание в лингвистике имеет проблема взаимодействия языка с культурой. А перевод является одной из форм понимания и взаимодействия культур, благодаря ему также выстраиваются каналы межкультурного общения.

При исследовании перевода как ключевого механизма межкультурной коммуникации важно учитывать языковые особенности культуры, а также виды социального кодирования родного и иностранного языков. Это поможет переводчику выработать новые инструменты для решения практических проблем перевода, в том числе в работе с юридическими материалами. Для осуществления адекватного перевода необходимо разбираться в специфике образов тех культур, между которыми происходит коммуникация.

Только максимально погрузившись в чужую лингвокультурную среду, можно стать «адекватным» участником  коммуникативного процесса.

Адекватный перевод юридического текста возможен лишь в том случае, если переводчик юридически грамотен, причем как в отношении своего родного языка, так и в отношении языка, с которого осуществляется перевод.