Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Хорхе Луис Борхес

Писатель, переводчик и эссеист Хорхе Франсиско Исидоро Луис Борхес Асеведо (1899-1986) родился в Буэнос-Айресе (Аргентина).

Борхес получил превосходное домашнее образование. Его семья жила в большом доме с библиотекой, состоящей из нескольких тысяч томов на разных европейских языках. Позже Борхес вспоминал: «Если бы меня попросили назвать главное событие в моей жизни, я бы сказал, что это была библиотека моего отца».

В 9-летнем возрасте он перевел на испанский язык «Счастливого принца» Оскара Уайльда. Этот перевод даже был опубликован в одном из аргентинских журналов, хотя все считали истинным его автором отца мальчика. Борхес переводил с английского, французского, немецкого и норвежского языков и активно выступал с лекциями по теории перевода.

В 1914 году его семья переехала в Женеву из-за неспокойной политической обстановке в стране, а в 1918 году Хорхе получил степень бакалавра в Женевском колледже. По окончании Первой мировой войны семья Борхеса провела три года в Испании. Здесь Борхес примкнул к авангардистскому литературному движению, близкому к имажинизму, во главе которого стояли Аполлинер и Маринетти. В Испании увидела свет и первая поэма Борхеса «Гимн морю», написанная в стиле Уолта Уитмена.

В 1921 году семья Борхесов вернулась в Аргентину, а Хорхе стал штатным критиком в аргентинском литературном журнале. В это время появляются его первые литературные мистификации – жанр, впоследствии принесший Борхесу большую известность.

В 1936 году вышел его сборник Historia universal de la infamia («Всемирная история бесчестья»), включавший в себя литературные подделки двух видов: правдивые истории, представленные в виде художественной прозы, и рассказы самого Борхеса, которые он выдавал за переводы произведений несуществующих авторов.

Еще в детстве у Борхеса начала быстро прогрессировать близорукость, а в конце 1950-х годов он полностью ослеп. По иронии судьбы, в 1955 году Борхесу был предложен пост директора Национальной библиотеки Аргентины. В 1956-1970 годах он преподавал литературу в университете Буэнос-Айреса, а в 1973 году все-таки принял предложение руководства Национальной библиотеки.

В 1980 году Борхес получил свою первую литературную награду – премию Бальцана за достижения в области филологии, лингвистики и литературной критики. В обширный список его наград входят французский Орден Почетного легиона, американский Специальный приз Эдгара Аллана По «за особый вклад в развитие мистического жанра», Премия Сервантеса и др. Правда, Борхес так и не получил Нобелевскую премию в области литературы, что сильно огорчало его на протяжении всей жизни. Многие считают, что Борхесу не вручили премию из-за его консервативных политических взглядов – в частности, из-за того, что он принял награду от Аугусто Пиночета.

В своих работах Борхес уделял внимание многим теоретическим вопросам перевода. Так, в статье 1935 года о переводчиках арабских сказок «Тысячи и одной ночи» он показывает, что при художественном переводе создаются самые разные версии одного и того же иноязычного текста и формируются разные представления о соответствующей культуре, а достоверность этих переводов всегда сомнительна, независимо от их влияния. Борхес пишет: «Для нас должна иметь значение именно неточность переводчика, его удачная и креативная неточность».

Борхес всегда считал, что перевод может улучшить качество оригинала и может даже не соответствовать исходному тексту, а альтернативные и противоречащие друг другу варианты перевода могут иметь одинаковую ценность. В подтверждение этого тезиса Борхес активно пользуется приемом литературной подделки и даже пишет рецензии на произведения несуществующих авторов.

Его подход к переводу можно назвать достойным подражания: Борхес анализирует различные характеристики текста – лексику, синтаксис, просодию и дискурс, – а затем разъясняет их с точки зрения «литературных привычек» переводчика и литературных традиций языка перевода. Самую высокую оценку Борхес ставит тем переводам, которые сделаны «в кильватере литературы» и, следовательно, предполагают сложный подготовительный процесс. Именно поэтому он так ценит «гетерогенный» язык, «великолепную гибридизацию», при которой смешиваются архаизмы и сленг, неологизмы и иностранные заимствования.