Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Роман Якобсон

Роман Осипович Якобсон (1896-1982) – российский лингвист, литературовед и теоретик перевода.

Он родился в зажиточной еврейской семье и начал интересоваться лингвистикой в самом юном возрасте. Роман учился в Лазаревском институте восточных языков, а затем – на историко-филологическом факультете Московского университета. В студенческие годы он стал заметной фигурой в Московском лингвистическом кружке.

В 1920 году Якобсон как сотрудник советской дипломатической миссии переехал в Прагу, где продолжил учебу в университетской аспирантуре. В 1933 году он стал преподавателем в Университете Масарик и одним из основателей «пражской школы» лингвистики. В начале Второй мировой войны Якобсон эмигрировал в Данию, где он примкнул к Копенгагенскому лингвистическому кружку, а когда война охватила страны Скандинавии – перебрался в Нью-Йорк. Здесь он стал преподавателем в Новой школе – созданном чешскими эмигрантами «университете в изгнании», преподавание в котором велось на французском языке. В 1949 году Якобсон перешел в Гарвардский университет, в котором он и преподавал до самого выхода на пенсию.

Доминирующей концепцией в лингвистике той поры был младограмматизм, в рамках которого единственным возможным способом научного исследования языка было изучение истории и эволюции слов с течением времени (диахронический подход). Якобсон же разработал свой собственный метод, основанный на изучении основной функции языка – обмена информацией между говорящими (синхронический подход).

Якобсон одним из первых применил структурный анализ языка, который стал доминирующим методом в лингвистике 20-го века. Испытав сильное влияние работ Фердинанда де Соссюра, Якобсон вместе с Николаем Трубецким разработал техники анализа звуковых систем языка, положив начало дисциплине фонологии. Затем он пошел дальше и стал применять эти техники к анализу синтаксиса и морфологии, а потом сделал спорное предположение о том, что их можно использовать и в сфере семантики (для изучения значений в языке).

Значимым вкладом Романа Якобсона в теорию перевода является статья «О лингвистических аспектах перевода» (1959), в которой он изучает переводимость с точки зрения семиотики. Якобсон рассматривает эмпирическую семантику, считающуюся значением, в отношении не к реальности, а к потенциально бесконечной цепи знаков. Он описывает перевод как процесс перекодирования, в котором «задействованы два эквивалентных сообщения в двух разных кодах».

Якобсон недооценивает интерпретативный характер перевода – тот факт, что перекодирование представляет собой активное переформулирование, при котором иноязычное сообщение не просто передается, но и трансформируется. И все же он принимает во внимание различия между культурными дискурсами, особенно в поэзии, где «грамматические категории несут большую семантическую нагрузку», а перевод, соответственно, требует «креативного перемещения» в другую знаковую систему.

В этой работе Якобсон выделяет шесть коммуникационных функций переводимого текста, каждая из которых связана с одним из факторов коммуникационного процесса: референтная (контекстуальная информация), эстетическая (самоотражение), эмотивная (самовыражение), конативная (звательное или императивное обращение к получателю), фатическая (проверка работы канала), метаязычная (проверка работы кодов).

Оказав решающее влияние на других лингвистов, в том числе на Клода Леви-Стросса и Ролана Барта, Якобсон стал центральной фигурой в применении структурного анализа к таким нелингвистическим дисциплинам, как антропология и литературоведение, а после Второй мировой войны структурализм стал крупнейшим интеллектуальным движением в Европе и Соединенных Штатах. И хотя в 1970-х годах структурализм утратил свое былое влияние, работы Якобсона по-прежнему привлекают внимание ученых, занимающихся лингвистической антропологией и семиотикой культуры, родоначальником которой стал Майкл Силверстайн – бывший студент Якобсона.