Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Маньчжурский язык

На маньчжурском языке, входящем в тунгусо-маньчжурскую языковую семью, говорят на северо-востоке Китая. Впрочем, среди 10 миллионов этнических маньчжуров насчитывается менее 100 носителей маньчжурского языка, а остальные предпочитают мандаринское наречие китайского языка. Есть еще и 40 тысяч носителей сибинского языка, который идентичен маньчжурскому практически во всех аспектах (многие лингвисты считают его маньчжурским диалектом), однако в этническом отношении сибинцы, живущие на западе провинции Синьцзян, отличаются от маньчжуров.

В эпоху Цин маньчжурский язык был основным языком императорского суда, однако маньчжурские чиновники все больше и больше китаизировались, и многие из них начали забывать родной язык. Пытаясь сохранить идентичность маньчжуров, императорское правительство даже устраивало специальные экзамены для армейских знаменосцев, предлагая различные награды тем, кто отличился в знании языка.

Однако маньчжурский язык быстро приходил в упадок. В летописи 1776 года рассказывается о том, как император Цяньлун обратился на маньчжурском языке к высокопоставленному маньчжурскому чиновнику, а тот не понял ни слова. К началу 19 века маньчжурский язык перестал употребляться и в императорском суде. А в конце 19 столетия даже в канцелярии губернатора провинции Синьцзян единственными документами, составлявшимися на маньчжурском языке, были поздравления императора с разными праздниками.

Маньчжурский язык – агглютинативный, с ограниченной гармонией гласных. В нем много заимствований из китайского и монгольского языков, однако доказано, что его предком является чжурчжэньский язык. Грамматической категории рода в маньчжурском языке нет, но некоторые слова все же различаются по роду, а само это различие обозначается изменением корневого гласного: ama («отец») – eme («мать»).

Маньчжурский язык относится к языкам с конечной позицией ядерного элемента. Это значит, что начальное слово фразы (т.е. существительное в именной конструкции или глагол в глагольной конструкции) всегда стоит в ее конце. Таким образом, прилагательные и адъективные конструкции всегда предшествуют существительному, а аргументы глагола всегда предшествуют глаголу. В результате типичная структура в маньчжурском языке — Подлежащее-Сказуемое-Дополнение.

В целом, маньчжурская грамматика очень похожа на грамматику японского и корейского языков, что, согласно алтайской гипотезе, объясняется их генетическим родством. В маньчжурском языке используется некоторое количество частиц для маркирования падежей, как в японском, – но есть и отдельный класс настоящих энклитик. Падежные маркеры и энклитики могут употребляться совместно.

В маньчжурском языке активно используются конвербные конструкции и, соответственно, есть набор конвербных суффиксов, которые обозначают отношения между вспомогательным и спрягаемым глаголами.

Падежи маркируются частицами, которые могут писаться как слитно со склоняемым словом, так и отдельно. Эти частицы не подчиняются правилу гармонии гласных, но, впрочем, они и не являются настоящими энклитиками. В маньчжурском языке 6 падежей:

  • именительный (для информанта предложения, не имеет выраженной маркировки);
  • винительный (для прямого дополнения);
  • родительный-творительный (для обозначения принадлежности);
  • дательный-местный (для обозначения местонахождения, времени или косвенного дополнения;
  • аблатив (при сравнении);
  • пролатив (для указания на источник действия).

Маньчжурское письмо происходит от традиционного монгольского письма, которое, в свою очередь, основано на вертикальном уйгурском письме доисламского периода. При транслитерации маньчжурских слов латиницей обычно используется система, которую изобрел немецкий лингвист и дипломат Пауль Георг фон Меллендорф (1847-1901 гг.).