Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Сколько может стоить ошибка переводчика

Важность качественного перевода становится наиболее очевидной в случаях, когда перевод сделан плохо. Ведь умение переводить ни в коем случае не сводится к знанию двух и более языков. Перевод – это особый навык, который шлифуется годами, а последствия недобросовестной работы переводчика могут быть весьма серьезными, а порой и трагическими.

Начать можно с переводов одной из важнейших книг в истории современной европейской цивилизации – Библии. Как это ни удивительно, но многие известные библейские изречения, красотой и глубоким смыслом которых восторгается уже не одно поколение читателей, на самом деле представляют собой ошибки переводчиков. Дело усугубляется тем, что официальные переводы Священного писания по сути являются  «переводами в квадрате»: ведь сначала библейские тексты переводились с иврита на греческий или латынь, а только потом – на живые европейские языки, в том числе и на русский.

Любой верующий без труда ответит на вопрос о том, откуда взялась первая женщина – Ева: конечно же, из ребра первого мужчины – Адама. Но на самом деле это, казалось бы, фундаментальное положение – не более чем последствие низкой квалификации греческого переводчика, который явно не знал, что ивритское слово celo означает не только «ребро», но и «проекция, отражение». Соответственно, исходная фраза   «Mi celo shel Adam bana eloim isha»  переводится не «Бог создал женщину из ребра мужчины», а «Бог создал женщину как отражение мужчины».

Другой, довольно забавный, пример –  традиция изображать пророка Моисея с рогами на голове. Этими рогами Моисей обязан самому святому Джерому (известному в православной традиции как Иероним Блаженный) – покровителю переводчиков. Решив перевести Ветхий Завет на латынь, святой Джером, в отличие от всех остальных переводчиков того времени, взял за основу не греческую версию 3-го в., а древнееврейский оригинал. Как известно, еврейское письмо – консонантное, т.е. все 22 буквы алфавита используются для обозначения только согласных звуков. Когда Моисей спускался с горы Синай, из его головы исходило сияние (ивр. karan). Однако св. Джером, недостаточно хорошо знакомый с ивритом, прочитал это слово как keren («рогатый»). И из-за этой переводческой ошибки уже не одно столетие европейские художники и скульпторы украшают голову ветхозаветного пророка рогами.

Есть такие ляпы и в переводах Нового Завета – например, знаменитое изречение Христа «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царство небесное», которое встречается в Библии дважды (Мт. 19:24, Лк. 18:25). Одни богословы считают эти слова всего лишь поэтичной гиперболой, другие полагают, что речь идет о каких-то реалиях древней Палестины: например, среди теологов широко распространено мнение о том, что «Игольное ушко» — это название очень узких крепостных ворот в Иерусалиме. Но и в этом случае объяснение кроется в элементарной небрежности переводчика, который спутал похожие по написанию греческие слова kami:los («верблюд») и kamilos («веревка¸ канат»).

Впрочем, нельзя не признать, что ошибки перевода порой помогают оживить скучные официальные мероприятия – как это случилось во время визита президента США Дж. Картера в Польшу в 1977 году. Чиновники Госдепартамента не стали тратить время на поиски профессионального переводчика, а решили воспользоваться к услугам одного русского эмигранта, который довольно неплохо знал польский язык. Но, как оказалось, «неплохо знать» — совсем не то же самое, что быть профессиональным переводчиком. А русский эмигрант изрядно повеселил участников польско-американских переговоров: например, фразу Картера «Когда я покидал Соединенные Штаты…» он перевел как «Когда я отказался от Соединенных Штатов…», а «ваши пожелания на будущее» — как «ваше вожделение к будущему».

А иногда ошибка перевода может обойтись очень дорого – причем в буквальном смысле. Так, в 1980 году в больницу во Флориде поступил в коматозном состоянии 18-летний мексиканец Вилли Рамирес. Доставившие его друзья, тоже мексиканцы, совершенно не говорили по-английски, и врачи обратились за помощью к санитару, который заявил, что владеет обоими языками. Друзья Рамиреса думали, что он отравился некачественной пищей, и активно употребляли слово intoxicado (исп. «отравившийся») – которое санитар перевел как intoxicated (англ. «в состоянии опьянения, под кайфом»). На самом деле, у юноши случилось кровоизлияние в мозг, но врачи, введенные в заблуждение горе-переводчиком, стали лечить его от симптомов передозировки наркотиками. Из-за неправильного лечения у Рамиреса случился паралич всех 4 конечностей, а размер выплаченной ему компенсации за преступную небрежность врачей составил 71 млн. долларов.