Наши услуги

г. Москва, ул. Каланчевская,
д. 11, стр.3, 3-й этаж, офис 35.

+7 (495) 690 90 84
+7 (495) 749 79 40

office@transeurope.ru
transeurope@mail.ru

Вопросы теории перевода в творчестве Умберто Эко

Умберто Эко (род. 5 января1932 г.) – итальянский семиотик, эссеист, философ, литературный критик и писатель. Несомненно, наибольшую известность он получил как автор романа «Имя розы» (Il nome della rosa, 1980) – интеллектуальной мистерии, включающей в себя семиотический анализ библейских текстов, рассмотрение отдельных аспектов средневековой истории и теории литературы.

Однако перу Умберто Эко принадлежат и книги, посвященные исключительно вопросам перевода: «Поиски совершенного языка в европейской культуре» (La ricerca della lingua perfetta nella cultura europea, 1993), «Опыты перевода» (Experiences in Translation, 2000), «Сказать почти то же самое» (Dire quasi la stessa cosa, 2003), «Мышь или крыса? Перевод как переговоры» (Mouse or Rat?: Translation as negotiation, 2003).

По его мнению, в настоящее время теория перевода переживает эпоху Возрождения – судя по количеству и качеству появляющихся сейчас интересных книг и идей. Эти книги и идеи Эко делит на две основные группы: те, которые оспаривают традиционный подход к теории перевода, прибегая к помощи других дисциплин (таких, как социология), и те, что предназначены для практиков, представляющие собой доскональный анализ межъязыковых проблем. Промежуточное положение занимает книга «Опыты перевода», в которой межъязыковой анализ подкреплен прочной теоретической базой.

В своих теоретических работах Эко постоянно использует понятие «наивной концепции перевода», подразумевая под ней чисто практический, не имеющий теоретической основы, подход, который нередко характеризует работы даже самых известных переводчиков, показывая, что «совершенный перевод остается несбыточной мечтой». Переводчик может выйти на теоретический уровень, только отказавшись от «наивного», но при этом по-настоящему глубокого знания в пользу методологического дискурса. Но теория может лишь застопорить процесс перевода, привязав переводчика к этому глубокому знанию.

В рассуждениях о сути и отдельных составляющих работы переводчика Умберто Эко ничто не принимает за данность. Напротив, он в первую очередь ставит под сомнение такие, казалось бы, основополагающие понятия, как эквивалентность, адекватность и точность. И делает он это на примере переводов своих собственных книг на другие языки, благодаря чему подобная интроспекция становится очень полезной не только для переводчика, но и для литературоведа, изучающего творчество Эко.

Одной из основных тем, лежащих в основе «наивного» понимания перевода, является понятие интерпретации. По представлению Эко, текст, в том числе и переведенный, – это «машина, построенная для обеспечения интерпретации». Отсюда следует вывод, что первая и главная роль переводчика – это роль интерпретатора, чьи возможности и способности зависят от понимания вопроса интерпретации не только языка, но и культуры в целом, ведь, как утверждает Эко, «у каждого языка есть свой собственный дух, или, говоря точнее, каждый язык отражает совершенно иное видение мира». Именно в связи с этим «видением мира» Эко и поднимает проблему эквивалентности перевода: «Эквивалентность значения нельзя считать удовлетворительным критерием правильного перевода, прежде всего, потому, что для формулировки все еще не сформулированного понятия перевода понадобилось бы прибегнуть к столь невразумительному понятию, как эквивалентность значения».

Отдельное место в теоретических работах Умберто Эко занимает вопрос отношений между оригиналом и переводом. По его мнению, современное искусство, включая литературу, превратилось в «застывшее каменное изваяние, находящееся в безуспешных поисках утраченной оригинальности. И все же мы по-прежнему считаем, что перевод должен строго соответствовать оригиналу, хотя, на самом деле, перевод можно использовать для избавления искусства от несовершенства и непостоянства, для возвращения ему оригинальности, основанной на многоязычии и поликультурности. Естественно, речь идет о переводе как о теории, а не практике».

Все это вовсе не значит, что Эко выступает адептом вольного перевода, не ограниченного никакими грамматическими, синтаксическими и стилистическими рамками. Вопрос лишь в том, что эти рамки должны быть основаны на совершенно иных методических и теоретических принципах, отличных от тех, в которых главное внимание уделено статичному представлению о конечном продукте – переводе. Это, в свою очередь, подразумевает переосмысление и, возможно, переформулирование теории перевода в направлении современного философского дискурса, не ограниченного теоретической сферой, – что явно повлияет и на саму культуру коммерческого книгоиздания.